Публикации



 

Некоторые замечания в связи с предпринимаемыми изменениями законодательства, регулирующего деятельность саморегулируемых некоммерческих организаций в РФ.

Предпринимаются законодательные изменения, регулирующие деятельность добровольных некоммерческих саморегулируемых организаций в России.
Чиновничий замысел продвижения института СРО в стране становится все более понятным:

а) максимальное перекладывание на плечи и за счет  СРО затратного и хлопотного дела стандартизации и безопасного качества производственной продукции, товаров, услуг, безопасных процессов, и т.п. в  народном хозяйстве;

б) усиление административного контроля и госрегулирования  этих «саморегулируемых» организаций, превращение их в разновидность учреждений при Министерстве (но, с компенсацией управленческих расходов за счет членов СРО);

в) увеличение видов и размеров сборов с членов СРО в централизованные фонды СРО, с усилением госконтроля за их аккумулированием и использованием. 

Однако, становится и более понятной непродуманность деталей, противоречивость и разрушительная суть предлагаемых мер для нормальной жизнедеятельности участников отечественного рынка.

Не будем касаться сейчас вопроса попыток устранения государства от своего прямого права и обязательства устанавливать общие правила в хозяйственной жизни путем разработки, внедрения и контроля за соблюдением единых, безопасных и обязательных  для всех государственных стандартов (ГОСТов), с их повсеместной заменой собственными нормами и правилами отдельных участников рынка.

Не будем также касаться сейчас и наблюдаемого процесса заталкивания  добровольных саморегулируемых организаций в жесткую вертикально интегрированную структуру, подчиненную Министерству. На плечах СРО создается очередная чиновничья громоздкая пирамида управления и контроля, содержать которую приходится членам СРО. Ответственности у этой пирамиды пока никакой, одни права и возможности манипулирования. Сладкая цель -   получить еще и прямой доступ к средствам фондов СРО, их контролю и расходованию. И тогда, видимо, процесс построения вертикали СРО достигнет своего логического итога и смысла по задумке ее создателей.

Остановимся здесь на фондах СРО.

Сейчас существует так называемый компенсационный фонд СРО, куда члены вносят взносы в зависимости от объема выполняемых работ и услуг. В проектировании этот разовый взнос сейчас доходит до 1.5 млн руб. Декларируется, что средства этого фонда должны направляться на возмещение убытков третьих сторон, вызванных по вине ненадлежащей работы подрядчиков-членов СРО (в данном случае – проектировщиков). То есть, предполагается, что если, например, проектировщик неправильно спроектировал забор и этот забор упал, повредив проходившую мимо корову, то хозяин коровы (третья сторона) вправе подать иск и получить возмещение ущерба с СРО. Если член этого СРО не уладит сам эту претензию. СРО, таким образом, фактически несет солидарную (в частности – субсидиарную) ответственность за деятельность своего члена.

Вроде, внешне благое дело – забота о пострадавшем. Но, дьявол, как всегда, в деталях.  Согласимся, что член СРО забор проектировал по соответствующему договору с каким-то заказчиком. В договоре прописывается ответственность подрядчика за качественное выполнение своих обязательств, в т.ч. ответственность за ущерб третьим лицам. Эта ответственность имеет свои договорные пределы и условия. Что бы СРО  выступало солидарным ответчиком перед третьими лицами, оно должно иметь свой соответствующий договор с этим членом СРО, в котором должны быть прописаны пределы ответственности СРО, условия предоставления средств СРО и их последующей компенсации. Солидарная ответственность по Гр.Кодексу – это не дармовая подачка члену СРО, а один их видов коммерческой сделки, т.к. выплата из фонда – это, по-существу,  временное использование отдельным членом общих средств СРО. Соответственно,  СРО должно вступать в коммерческие отношения со своими членами (хотя и будучи некоммерческой организацией), СРО должно знать и оценивать условия и риски  договоров членов СРО с их заказчиками, следить за выполнением этих договоров, участвовать вместе с членами СРО в тяжбах с третьими сторонами и т.п. Это потребует создания в СРО больших соответствующих служб с правами и обязанностями, привлечения СРО во все контракты его членов и нарушит основной принцип открытого рынка – свободный договор двух сторон контракта, каждая из которых сама определяет степень риска своего участия в сделке. А что же это за рыночные отношения получатся, когда СРО будет устанавливать и регулировать для своих членов условия их договоров с контрагентами. А если СРО отклонит некий договор члена СРО, то, что, член СРО должен отказаться от его заключения?

Понимая, что изначально вся эта затея с компенсационным фондом была непродуманна и надуманна,  что бы иметь возможность установить сам факт фонда, куда члены должны что-то вносить и хранить, мы уже неоднократно (и, к счастью, небезрезультатно!) заявляли, что идея общего компенсационного фонда в СРО должна быть использована, а его средства направлены на организацию коллективного страхования членов СРО от рисков ущерба третьим лицам (и возможно - не только этих рисков). Тогда все встает на свои определенные места и реализуется без нарушений статуса СРО и норм Гр.Кодекса.

Вторым фондом, создание которого в гораздо больших размерах сейчас законодательно предусматривается, является фонд, который должен предназначаться для компенсации ущерба вторым лицам, или - ущерба заказчикам от невыполнения подрядчиками своих обязательств по договорам!  Эта идея уже вовсе ни в какие ворота не лезет! Если допустить, что СРО создает такой фонд и начинает его использовать по требованию заказчиков (надеемся предположить, что требования будут хотя-бы арбитражными!), то эта практика, с учетом отмеченного выше существующего ограничения статуса СРО, как некоммерческого агента, развалит все самостоятельные договорные отношения подрядчиков и практически остановит хозяйственный процесс. Спрашивается, какой практический смысл этого предложения? Что, разве заказчики сами в рамках Гр.Кодекса не в состоянии договориться о своих контрактных отношениях с подрядчиками? Правильно оценить и установить в договоре ответственность подрядчиков за выполнение своих обязательств, контрактные гарантии исполнения, в т.ч. и финансовые гарантии сторон? Зачем здесь вообще нужно СРО с неким фондом? Что это повысит эффективность и дисциплину участников договоров? Не создает ли это круговую поруку в самом СРО, когда фонд, коллективно собранный его членами, может быть отдан на компенсацию ущерба, вызванного каким-то его отдельным членом? А если ущерб окажется вдруг преднамеренным, как например – преднамеренное банкротство?

Поневоле возникает мысль, что единственным реальным смыслом авторов идеи аккумулирования указанных фондов в СРО является не забота о повышении эффективности работы рыночных механизмов в экономике, а банальное собирание денег в некую копилку, наблюдать за которой и распоряжаться которой будет предназначено какой-нибудь очередной чиновничьей конторе свыше.

И хорошо, если деньги эти прозрачно и честно будут уходить в бюджет, а не работать по пути в каких-нибудь «финансовых структурах».