Публикации



 Зарубежные инжиниринговые компании начали активно появляться на российском рынке проектных и генподрядных услуг еще в период перестройки.  Особенно заметным это движение стало  уже в российский период, после развала СССР и открытия наших рынков для иностранных игроков.  Ну, а в настоящее время,  после вступления нашей страны в ВТО, какие-либо значительные ограничения присутствия этих компаний в стране практически  сняты. Вход, как говорится, практически бесплатный и свободный.  Иностранные инжиниринговые компании не имеют ограничений по приему в члены соответствующих российских Саморегулируемых организаций и получению необходимых для работы в стране сертификатов и допусков.

Хотел бы,  наверное, несколько слов сказать об истории и причинах  появления и бурного роста в нашей стране  основных и крупных и мелких иностранных инжиниринговых компаний, из числа присутствующих на международном рынке проектных и генподрядных  услуг.

Как получилось так, что хорошо и детально  развитая  отечественная система проектирования, имевшая весьма обширную территориальную и отраслевую сеть специализированных  проектных институтов, в том числе - их научно-исследовательских подразделений,   защищенная значительным нетарифным барьером национальных стандартов и норм, обладавшая большим корпусом квалифицированных специалистов-проектировщиков,  материальной базой и т.п., на наших глазах теряет  свои преимущества   и сводит концы с концами в порой неравной конкурентной борьбе и иностранными игрокам. 

Можно сказать больше, проектные и научно-исследовательские  институты в нашей стране, особенно, ведущие или, как принято было говорить – головные институты играли роль центров разработки программ и планов отраслевого  и территориального развития экономики, были своего рода проектными штабами правительства,  его министерств и ведомств.  Проектирование было не просто одной из  производственных услуг, а своего рода интеллектуальным  обеспечением и мерилом эффективности экономического развития страны.

Истории еще предстоит ответить на этот вопрос, как все получилось и зачем,  но, можно, наверное,  не ошибиться сказав,  что эта система являясь частью национального социалистического  экономического организма и не могла выжить в условиях его хаотичного, торопливого и часто непродуманного слома и разрушения,    в процессе  его приватизации и перевода на капиталистические рельсы и так называемого открытого рынка.

В этой схватке хорошего с очень хорошим кто-то выжил, кто-то нет, защитные барьеры были без особой продуманности сломаны, система подготовки технических  специалистов- инженеров  в ВУЗах превратилась в коммерческое  штампование бакалавров, ну,  - и прочие  негативные моменты, говорить о которых сейчас нет места. 

Однако, отметим  основной по моему мнению  момент, повлиявший на стихийность  и разрушительность изменений, произошедших в экономике,  и в том числе – в отношении регулирования  системы проектирования и капитального  строительства  – страна утратила свою финансовую самостоятельность   и устойчивость.  В нее хлынул западный капитал, прежде всего,  в лице  иностранных банков,  финансовых компаний, а также крупных и мелких  иностранных  компаний.  Для нас существенным в этом отношении является то, что в авангарде этих компаний выступали  прежде всего нефтяные и газовые. Оно и понятно.  Доступ к добыче и экспорту российской  нефти и газа был и остается весьма лакомым куском. Они скупали с очень солидными дисконтами активы, прежде всего –сырьевые активы,  лицензии, запасы, как напрямую, так и финансируя тогда еще молодую поросль местных приватизаторов, некоторых  из которых мы сейчас называем олигархами.  Что бы эти приобретенные,  и теперь уже частные, активы имели ликвидный на финансовых рынках вид, могли рейтинговаться и отвечать условиям привлечения капитала,   их необходимо было «упаковывать» в соответствующее  проектное оформление, для которого действовавшие в России норма проектирования не всегда подходили.  Любой  такой проект, либо  чисто финансовый, либо производственный, требовал своей документальной проектной основы, приемлемый для иностранных инвесторов. Российские проектные институты на первых порах не годились для разработки такой документации, не имели приемлемого опыта и квалификации. Да, они знали как проектировать по российским нормам, но этого оказалось недостаточно. Иностранные и российские заказчики, связанные с необходимостью западного финансирования,  стали привычно привлекать те международные инжиниринговые компании, которые имели опыт соответствующего присутствия на международных рынках  и международно-признанную квалификацию. В этот момент в стране  наступило время «инжиниринга» и «подрядчиков ЕРС», в ряды которых вынужденно стали стремиться не только старые проектные институты, но и изготовители и поставщики оборудования, и финансовые структуры, и многие другие участники рынка.  Спрос  рождал предложение!

Не отставали и иностранные игроки. В частности, Вслед  и в привычном  взаимодействии со своими традиционными  партнерами- заказчиками,  международные инжиниринговые компании также  вступили на российский рынок.  Сейчас этих компаний в России уже достаточно, без них не обходится практически не один крупный тендер на проектные работы, проводимый, как частными, так и государственными нефтегазовыми  компаниями-заказчиками.  Под их присутствие и под их давлением происходил отход от ограничений российских стандартов и норм, их сближение и микширование с иностранными аналогами.

В некоторых конкретных областях иностранные инжиниринговые компании и на сегодня занимают ведущее место на местном рынке.  К этим областям можно отнести  технологии  добычи нефти и газа на глубоком  шельфе, в том числе –  на шельфе  Арктики, сооружения  глубоководных подводных трубопроводов и объектов  нефтегазодобычи,  промышленного сжижения природного газа, его хранения и перевозки, (это сейчас одно из основных направлений развития отечественной газовой промышленности),  промышленные технологии высокой степени  сероочистки природного газа,  глубокой переработки нефти и др.

Как же международные инжиниринговые компании  работают в России и взаимодействуют (если взаимодействуют) с российскими проектными институтами? И что делать российским проектным  институтам с учетом присутствия иностранных игроков,  как им налаживать работу на одном рынке? И нужно ли стараться ее налаживать, или идти своей проторенной  дорогой, не замечая иностранных конкурентов?

Если начать с конца ответы на указанные вопросы и  попытаться сделать прогноз на перспективу, то представляется, что конкуренция на местном рынке российских и иностранных участников не прекратится,  будет только нарастать, так как в условиях низких цен на нефть и газ,  рынок капитального строительства и проектирования в этой области сжался и прежними темпами в ближайшей перспективе расти не будет. Имеющимся участникам придется либо уходить  с него, либо бороться до конца. И то, и другое болезненно и разрушительно в целом для устойчивого развития отрасли.  Кроме того, как уже упоминалось, появляются и другие нетрадиционные игроки, занимаясь «инжинирингом» в целях поиска и укрепления своей ниши на рынке  проектирования и капстроительства.

Что здесь имеется в виду? В условиях резкого сокращения объемов капстроительства и капитальной реконструкции, а также понижающего  ценового давления на рынке  проектным компаниям и институтам трудно  удерживать свое устойчивое финансовое состояние и необходимые коллективы специалистов, квалифицированных, но и высокооплачиваемых. Трудно изыскивать средства  для развития материально-технического оснащения, инноваций  и т.п.  Это приводит к деградации квалифицированных возможностей проектирования в целом, особенно, для крупных объектов, где необходима мобилизация крупных и разнообразных материальных и людских ресурсов.  Утеря производственного «тонуса»  может быть крайне неблагоприятной  для проектной отрасли в целом.

Выход, в том числе и для российских проектных институтов, видится в повышении эффективности проектного процесса, сокращении издержек на производство и накладных расходов. Ситуация подталкивает институты к более широкому  переходу  на современное программное обеспечение, ускоряющее и упрощающее процессы проектирования. Переходу  на безбумажное, электронное оформление, обработку, обмен  и  хранение проектной документации, использование  компьютерного 3-Д проектирования,  дистанционного участия в проектной работе через единые сайты и т.п.  Представляется, что эту работу  и обучение персонала более эффективно производить во взаимодействии с иностранными инжиниринговыми компаниями, уже обладающими соответствующим опытом и возможностями.  То есть, жизнь заставляет активно смотреть по сторонам и искать полезные формы взаимовыгодного партнерства и взаимодействия.

Ну, а что же с иностранными инжиниринговыми компаниями, каковы их перспективы здесь?  

У них, конечно, те же основные  проблемы снижения издержек и повышения конкурентности  работы в России, что и у российских проектных институтов. Но, среди прочего, для них встают  и некоторые специфические для иностранцев в России  проблемы:  1)соблюдение российских стандартов и норм; 2)обязательное проведение российской экспертизы проектных работ; 3) работа на местном рынке, соблюдение российского законодательства; 4)конкурентоспособность в условиях кризиса, санкций, снижения импорта, объявленного правительством;  5)русский язык и др.

По указанным направлениям иностранными инжиниринговыми компаниями уже накоплен определенный корпоративный опыт и ноу-хау работы в России. Деталей и секретов особых здесь обсуждать, видимо, нет надобности. Но о принципиальных моментах на примере опыта работы компании  «УорлиПарсонс» позвольте вкратце упомянуть.

1) Соблюдение российских стандартов и норм.

Бывшее на первых порах проблемой оно  шаг за шагом урегулируется, если можно так сказать, с двух сторон. С одной стороны накоплен и копится большой объем этих стандартов, уже переведенных на английский язык. В частности на  проектах Сахалин1 и Сахалин2  заказчиками было организована большая работа по  сравнению и взаимозаменяемости  российских и иностранных стандартов и норм, применяемых при проектировании  и изготовлении оборудования. По мере использования программного обеспечения, разработанного  для сравнения баз данных,  эта работа упрощается. С другой стороны, уже упоминавшийся слом нетарифных барьеров в самой России, отказ от обязательного использования только отечественных стандартов и норм, размывание ранее строгого законодательства в этой части, переход заказчиков на корпоративные технические требования и т.п., способствуют также решению для нас этой проблемы. Хорошо это, или нет, соответствует это российским национальным интересам, или нет, здесь не обсуждается. 

2) Обязательное проведение государственной экспертизы проектных работ.

 Хотя эта функция, в принципе, является функцией заказчика, он часто привлекает к этой работе проектировщика для надлежащей защиты и обоснования утверждаемых проектов. Мы в своей практике для обеспечения этих обязательств перед заказчиками достаточно широко привлекаем специализированные российские проектные институты в качестве субподрядчиков. Это дает свои плоды и, вообще, ставит шире вопрос  о максимально возможном привлечении российских проектных субподрядчиков, о чем я еще упомяну.  

3) работа на местном рынке, соблюдение российского законодательства.

Это важный вопрос для любого иностранного участника на российском рынке. Каждый решает его на свой страх и риск с учетов собственных интересов и корпоративных особенностей. Но, одно можно отметить по опыту. Для того, что бы без большого риска жить и работать на местном рынке не обходимо  в него вжиться, т.е. прожить здесь  определенный период, надышаться местным воздухом. Даже не выполняя определенного проекта. Второе, важно подобрать квалифицированную и опытную команду местных специалистов, которые в свою очередь будут иметь способность комплиментарно сотрудничать с материнской компанией, усвоив ее корпоративные правила и особенности.  В любом случае, дистанционно работать в России, только за счет командировок  из материнского офиса представляется не продуктивным и сопряженным с дополнительным риском.

4)конкурентоспособность в условиях кризиса, санкций, снижения российского импорта.

Это наиболее важный болезненный вопрос в настоящее время, на котором стоит остановиться именно в свете взаимодействия с российскими проектными институтами.  Резкое падение курса рубля делает неконкурентными цены в валюте иностранных инжиниринговых компаний. Вообще колебание курса рубля не позволяет надежно оценить риски скачков курсов при назначении твердых цен на проектные работы, как это часто требуют заказчики. Снижение цен на нефть подрывает инвестиционные планы заказчиков заставляя их снижать бюджеты проектов, выкачивая из подрядчиков последнюю маржу. Объявленное правительством импортозамещение заставляет российские государственные компании-заказчики переходить на контракты с расчетами только в рублях и в соответствии с российским законодательством (а это осносвые заказчики в сложившихся условиях). С учетом этого рынок проектных услуг иностранных подрядчиков в России все больше смещается от европейских и американских исполнителей к индийским, китайским, малазийским, т.е. туда, где труд специалистов более дешев. Но, не надо упускать из внимания какой это труд и какого уровня специалистов, учитывая что мы говорим о проектировании, т.е. деятельности, требующей высокой квалификации,   качественного образования, высокой корпоративной культуры и развитой проектной инфраструктуры. Получается такой замкнутый круг  и тупиковое положение для западных инжиниринговых компаний. И уходить с освоенного рынка не хочется, и оставаться в сложившихся условиях в рамках традиционных форм  работы все более сложно.

Что же делать?

Одно из предложений –  глубже «уходить»  в Россию. Отказаться от идеи работы в России с привлечением большого числа человеко-часов  иностранных специалистов, получающих высокие зарплаты в валюте. Таких  должен быть только самый необходимый минимум.  Максимально переходить на привлечение российских специалистов с расчетами в рублях. Тем более, что еще остается значительным, достаточно квалифицированным и опытным контингент местных российских инженеров-проектировщиков. Конечно, это требует своих мобилизационных затрат, создания легальных российских подразделений, оснащения их программными  корпоративными продуктами, переобучения местных специалистов, налаживания их продуктивного взаимодействия с головной компанией. На этом пути «ухода» в Россию представляется также плодотворной  возможность более тесного сотрудничества с местными проектными институтами, как в рамках создания совместных предприятий, консорциумов, так и за счет  участия в различных формах в капитале/собственности  уже зарекомендовавших себя на местном рынке  проектных институтов. Это поможет снизить издержки и курсовые риски при подписании контрактов в рублях, повысить их конкурентоспособность. Для российских проектных институтов  также может оказаться выгодным и интересным такое взаимодействие с известными зарубежными игроками, т.к. это даст возможность лучше освоить что лучшего есть за рубежом, в т.ч. безбумажное проектирование, построение 3-Д моделей, использование передового программного обеспечения, работы через проектные сайты и т.п. 

ВЫВОД

Предстоят трудные времена для местных и иностранных проектных компаний в России в области добычи и переработки нефти и газа. Пережить их и выходить из них целесообразно не забывая о взаимодействии, которое может оказаться полезным для всех участников, как российских, так и иностранных.