Публикации



                                                                                                                                                               

Проблемы  отечественных  инжиниринговых компаний, базирующихся на проектных организациях и СМР-подрядчиках, их взаимодействие с зарубежными инжиниринговыми компаниями на фоне проблемы импортозамещения и изготовления высокотехнологичного оборудования в России.

1. В предложенной теме основное значение отводится  такому  понятию,  возникшему в последние годы в лексиконе российской практики  капитального строительства, как «инжиниринговые компании». За этим новомодным заморским термином пытаются усмотреть что-то принципиально новое в этой области, что-то такое, ухватившись за что можно будет  дать новый качественный конкурентный толчок развитию конкурентного капитального строительства в целом и проектного дела в частности. И вроде-бы сейчас важно решать какие-то проблемы именно отечественных инжиниринговых компаний.

Смею  утверждать, что ничего принципиально нового или особо полезного для развития отрасли тут нет!

Давайте вспомним, что в СССР существовала детально отработанная система капстроительства крупных объектов, к которым относятся  в основном и проекты  нефтегазопереработкии. Она имела развитый и весьма  детальный нормативный каркас, определявший порядок и организацию и финансирования, и проектирования, и строительства, и комплектации объектов технологическим оборудованием, в т.ч. -  и уникально сложным. Система эта базировалась на институтах  Генпроектировщика,  Г енподрядчика,  Генпоставщика, и собственно Заказчика в лице Дирекции строящегося предприятия. Сейчас  же эти  функции  в условиях «рынка» потеряли прежнее значение, они смешиваются,  размываются и заменяются   различными суррогатами,  в том числе и институтом  под  названием  Инжиниринг.

В части проектирования, (т.е. ближе к нашей теме) основными  действующими  лицами выступали проектные институты – Генпроектировщики, отвечавшие за привлечение и организацию работы всех необходимых для проектирования людских и материальных ресурсов.

Само проектирование  базировалось на детальном своде национальных  СНиПов,  ГОСТов, и приравненных к ним других узаконенных в установленном порядке  нормативных документов.  Само проектирование носило правильное по смыслу обозначение – выполнение проектно-изыскательских работ, для чего в проектных институтах создавались соответствующие подразделения с необходимой квалификацией и ресурсами. Кроме этого, большинство проектных институтов в нашей отрасли имели право и возможность заниматься разработкой новых технологий, материалов, катализаторов, аппаратов и оборудования. И поэтому, имели в своем названии аббревиатуру НИПИ, т.е. научно-исследовательский и проектный институт. Соответственно, в институтах целенаправленно создавалась соответствующая кадровая и материально-техническая база. На практике, конечно, не все и не всегда выглядело так эффективно. Работа институтов вызывала много нареканий по качеству и срокам. Но идеология была заложена, по моему мнению, эффективная с точки зрения ее логичности, разделения функций, избегания конфликта интересов и соблюдения  общегосударственных приоритетов.

Вообще, в деле капстроительства, именно роль институтов была основной, особенно - головных институтов в отрасли, которые были основными носителями научно-технического потенциала  и привлекались и правительством , и министерствами, и производственными подразделениями-заказчиками для выполнения всей технико-экономической аналитики, планирования и обоснования развития отрасли, наряду с выполнением собственно проектно-изыскательских работ.

Особенно следует,  на мой взгляд, отметить уровень проектирования,  состав,  содержание и детальность проектной документации, устанавливавшихся  обязательными национальными нормами.  Можно напомнить, что предусматривалось три уровня-три стадии проектирования: 1)Технико-экономическое обоснование (или Доклад),  2)Технический проект,  3)Рабочая документация (рабочие чертежи). Требования к составу  и содержанию документации на каждом этапе достаточно ясно устанавливались этими нормами. Заключение государственной экспертизы на технический проект было обязательным. Сейчас у нас, конечно, казацкая вольница с выпуском проектной документации. Мы узнали, что можно использовать для принципиальных решений о начале строительства  документы типа  Декларации о намерениях, преФИИДа, ФИИДа, ограничиваться при экспертизе рассмотрением  только какой-то ограниченной  утверждаемой части  документации и т.п. В нее часто уже не включается такой раздел, как ПОС. А ведь  отличительно особенностью нашей российской идеологии проектирования и требований, предъявляемых к проектировщику, являлась  именно  ответственность генпроектировщика  за  общие технико-экономические и стоимостные показатели проекта, а также определение оптимальных сроков строительства.  Поэтому, важной частью наших проектов,  являлся Проект Организации Строительства  (в отдельных сложных элементах – и ППР – Проект Производства Работ), а также Сметная  часть и Генеральный График строительства. Именно эти, как одни из наиболее важных  для заказчика, части  проекта подлежат обязательной  экспертизе и последующему  контролю в ходе строительства. Они же определяют   ответственность проектировщика за качество проекта, помимо технологических, экологических и пр.показателей.

Занимаясь этими разделами проекта, Генпроектировщики были вынуждены детально знать и разбираться в особенностях и тонкостях производства и технологического  оборудования и выполнения строительно-монтажных работ, и логистических операций и многих еще всего  сопутствующих вопросов.

Весьма важно, что бы  Генпроектировщики  выступали оппонентами Генпоставщикам  и Генподрядчикам в вопросах определения реальных объемов, стоимости  и сроков выполняемых  поставок и работ. Сейчас эта практика уходит в прошлое. Инжиниринговые компании пытаются выступать и в качестве проектировщика, и поставщика, и подрядчика. Они сами устанавливают  сроки и стоимость своих работ и услуг, сами отвечают за их выполнение,  и сами же их контролируют. Когда поставщики и подрядчики занимаются оптимизацией проектов это можно считать повышением эффективности, но до вполне определенного и контролируемого независимым проектировщиком предела. Вольница и смешение интересов здесь могут быть и весьма контрпродуктивными  и вредными в конечном счете.  

По опыту нашей международной  компании, принимавшей участие в разработке технологических частей нескольких проектов в России (так называемых базовых проектов и утверждаемых частей проектов) на протяжении нескольких лет, мы никогда не брали ответственности  (тем более – контрактной),  как проектировщики, за стоимость строительства, стоимость  оборудования, график строительства, ограничиваясь только оценкой этих показателей.  А те иностранные компании, которые брали на себя по различным причинам такую генеральную ответственность, реализовывали ее, по моей информации, через местные российские структуры, созданные самостоятельно, или в рамках совместных предприятий с российскими проектными и генподрядными  подразделениями.  То есть становились аналогичными собственно российским предприятиям.

Таким образом, можно отметить, что проектное дело в России было и пока остается  достаточно развитым  и самостоятельным. Оно  не требует введения такого нового института, как инжиниринг, применительно собственно к выполнению проектно-изыскательских работ.  Но, что же такое заставляет  нас обращаться теперь к этому понятию? Это, главным образом,  лавинообразный и хаотичный слом самодостаточной  структуры нашей прежней  экономики, открытие ее «свободному» рынку и приход на него иностранных игроков. Прежде всего, у нас появились крупные международные нефтегазовые компании, получившие доступ к разработке и добыче нефти и газа. Они привели за собой собственные и привлеченные международные финансы и кредиты. Они получили возможность не только  приобретать активы, но и изменять действующие правила игры, устанавливать свои нормы бизнеса. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Одним из таких условий стало появление у нас иностранных проектных компаний, которые там именуются общим понятием ИНЖИНИРИНГОВЫЕ. Просто  там нет другого термина и этот общепринят. Пришли эти инжиниринговые компании, потому что иностранные заказчики их лучше знали, давно сотрудничали,  на них ориентировались. Российские институты были поначалу не очень приемлемы, т.к. работали по российским стандартам,  не имели требуемой для инозаказчиков  квалификации,  технически не отличались оснащением, проектировали по старинке, не используя широко  безбумажное компьютерное   проектирование и построение 3-Д компьютерных моделей и т.п.. Правда, на их стороне был опыт и возможность работать по российским нормам и стандартам. Но, выход нашелся вполне простой – различными путями барьер российских  стандартов стал размываться и заменяться корпоративным регулированием и нормотворчеством на иных уровнях, обходя ограничения федеральных норм и стандартов . Государственный национальный интерес проиграл в борьбе со свободным рынком и в этой области.  Однако, следует отметить, что сейчас отечественные  проектные институты, так или иначе, подстраиваются под существующие на рынке условия, приобретают необходимое программное оснащение, квалификацию, оптимизируют структуру и выполняемые функции, не стесняются вставлять в свои названия также слова про инжиниринг. В целом,  становятся на местном рынке опять более конкурентными.  Конечно, весьма отрицательным моментом для успешного развития российских проектных компаний является существенный недостаток доступных кредитных ресурсов, но это общая для нашей современной экономики проблема, которой мы касаться здесь не будем.  Необходимо также отметить, что  увеличению конкурентоспособности российских участников  в значительной степени способствует обстановка санкций, и резкое падение курса рубля, что значительно удорожает  услуги иностранных инжиниринговых компаний в России по сравнению с ценами отечественных проектировщиков. Что остается делать в этих условиях иностранным инжиниринговым компаниям? Искать пути удешевления своих услуг, что в условиях и мирового кризиса является актуальной для всех проблемой. С этой целью  многие крупные инжиниринговые компании, не исключая и компанию «УорлиПарсонс», открывают свои центры работ в странах с низкими затратами  на оплату  труда специалистов, таких как Китай,  Индия, Малайзия и др. Занимаясь при этом  и переквалификацией и обучением  местного персонала.  Для условий России мы видим перспективным направление создание  совместных предприятий с местными проектными компаниями, создание собственных центров работ в России, как за счет приобретения  контроля в существующих предприятиях, так и за счет создания новых российских предприятий  «с нуля». Это помогает снизить общие издержки,  оптимизировать налоги, особенно  персональные, снизить барьеры вхождения в местный рынок в условиях, когда основные российские заказчики в области нефти и газа все более переходят  на российские контракты и расчеты в рублях. 

2. Еще одним фактором обращения к понятию Инжиниринга стали  собственно вопросы строительства и комплектации объектов оборудованием.  Как упоминалось уже, в первые российские годы, в условиях хаотичной приватизации и сумбурного перехода экономики на капиталистические рельсы, были утеряны институты  Генподрядчика и Генпоставщика (а раньше -  это были целые министерства и отрасли экономики) В нашей отрасли поначалу многие крупные, теперь приватизированные, нефтяные и газовые компании пытались компенсировать это за счет вертикальной интеграции, собирая в свои собственные структуры строительно-монтажные подразделения, заводы-изготовители, институты и т.п. Это можно назвать вынужденным переходом на квази-натуральное хозяйство, что бы не потерять контроля за капитальным строительством, его финансированием и расчетами между участниками. При надлежащих  организации и управлении  в ВИНКах такой подход способствовал их выживанию и устойчивости в части капстроительства. И даже способствовал их бОльшей  конкурентности  на рынке.  Реакция этого рынка  (т.е. его финансовых дирижеров на западе) была предсказуемой.  Под давлением условий финансирования и размещения ценных бумаг наших компаний  за рубежом, предлагавшихся  иностранными кредиторами,   наши компании отказались от вертикальной интеграции и отделались тем или иным путем от своих, так называемых, непрофильных активов. Ничего своего, все, что необходимо для производства,   должно покупаться и привлекаться  на свободном рынке.

Это в значительной степени уравняло позиции иностранных и российских компаний-заказчиков на рынке капстроительства. Но, и создало проблемы организации и управления строительством и комплектацией капитальных объектов.  Для сооружения крупных капитальных объектов на рынке должен был появиться  кто-то,  достаточно крупный, финансово, технически и кадрово  способный   браться за сооружение проектов на условиях «под ключ» и предоставлять необходимые гарантии и залоги. За рубежом, для западных компаний-заказчиков подобные функции управления, руководства и координации подрядчиков и поставщиков традиционно выполняют те же международные Инжиниринговые компании. Появились они и у нас, вслед за иностранными заказчиками. Ну, и опять возникли те же, что и при проектировании,  проблемы соответствия российским нормам и правилам, стандартам, риски работы на местном рынке, соблюдение российского законодательства  и т.п. Выход был найден аналогичный: привлечение (или покупка) местных компаний и подразделений, которые могли бы как-то способствовать решению проблем.

Наши, теперь приватизированные, проектные институты, наблюдая сжатие своей   собственной проектной  ниши на рынке и сравнивая себя с иностранными инжиниринговыми компаниями в России, приобретая их опыт и квалификацию через совместную работу и бизнес- сотрудничество, естественно,  пришли к пониманию необходимости расширения возможных собственных функций и услуг. Поэтому, теперь многие проектные институты вынужденно  пытаются брать на себя функции и Генподрядчика и Генпоставщика.  И что-бы как-то подчеркнуть свои новые претензии на рынке капстроительства, они  также прибегают к понятию Инжиниринг, именуя себя инжиниринговыми компаниями по аналогии со своими иностранными партнерами.

Но, в то же время, на рынке успели установить свои позиции и другие российские  компании, выполняющие услуги Генподрядчика и Генпоставщика, не являясь изначально проектными институтами. Некоторые из них у нас постоянно на слуху, как основные бенефициары тендеров на капстроительство в Газпроме, Роснефти, Лукойле и др. заказчиков.

То есть мы не сохранили прежнюю систему капстроительства по многим причинам, обсуждать которые нет сейчас смысла, и восприняли в той или иной степени систему капстроительства, скажем западную, где на западе роль организатора, управляющего и координатора сооружения объектов выполняют инжиниринговые компании. Теперь мы обращаемся к ним и в России.